Glaza vselennoj vidjat vsjojpg2-ая глава.

Спал я до полудня. Едва пробудился, сразу же мои мысли заполнили воспоминания о прошедшей встрече с Дианой. Казалось, это был прекрасный сон, дразнящий своею сладостью. То была явь, блестящая явь! От выпитого вчера спиртного болела голова, и я с улыбкой, чтобы долго не мучиться, пошел на кухню, где в шкафчике у меня стояла бутылочка коньяка и рижский бальзам. Хотелось принять на грудь пару рюмочек коньяка и прогнать быстрее прочь терзающее похмелье.

Выпив первую рюмочку и закусив ломтиком лимона, понял – начало дня хорошее. Главное, – не загулять бы на несколько дней, как я любил порою это делать. Одним словом, творческая личность: все мы любим «дернуть, как полагается», на всю катушку, до беспамятства.

Жил я один в трехкомнатной квартире. Большая комната у меня была рабочим кабинетом, где стоял диван, два кресла, телевизор, книжный шкафчик и коричневый деревянный стол, на нем компьютер, на котором я печатал свои творческие материалы. В интернете смотрел нужную информацию, тщательно анализировал ее, принимая заказы на поздравления (в стихах), которые преимущественно поступали из России, Прибалтики и других европейских стран.

Я имел свой собственный сайт, который постоянно раскручивал через разные российские фирмы, которые размещали мои объявления на разных рекламных досках. Этот вид деятельности приносил постоянный доход. Конечно, не такой, чтобы шиковать, как господа в Париже, но жить и не тужить, было можно. Написанные мною тексты песен для разных прибалтийских музыкальных групп и исполнителей тоже приносили свои материальные плоды. Статьи для журналов и газет давали достаточный доход и позволяли иметь мне все необходимое. В нашей семье педагогов жилось не богато и мне не было свойственно распылять деньги направо и налево. Не приученный к роскоши, я даже не знал, что это такое. Поэтому, имея трехкомнатную квартиру, обставленную красивой современной мебелью, а также свое небольшое коммерческое дело, определенную популярность в городе как поэта, поэта-песенника и журналиста, для своих тридцати лет считал, что быт мой устроен не совсем плохо. Я много работал, и плоды моего вдумчивого труда рисовали хорошую перспективу уже на ближайшее будущее, не говоря о прекрасном дальнейшем, тем более, что между ним и мною расстояние с каждым днем фантастически сокращалось.

Среди множества мыслей победила главная: «А почему бы тебе, Виталя, еще одну рюмочку не выпить?».

Действительно, почему бы нет?

Рюмка коньяка с удовольствием была опрокинута – мой жизненный тонус приходил в норму и позволял решать дальнейшие дела.

Как раз сегодня должна была состояться презентация моего нового сборника стихотворений «Ты – хозяйка звездопада». На презентацию были приглашены многие известные люди города. В первую очередь, конечно, творческая интеллигенция: поэты, писатели, композиторы, художники, актеры и актрисы местного театра.

Также для солидности и из расчетливости были приглашены и бизнесмены различного уровня. Ведь куда же без них в нашем коммерчески непростом веке. И кем бы они не были, без них уж точно никуда, а переть против них, извиняюсь, себе дороже выйдет… Вот поэтому рука дружбы всегда высовывалась, без излишней моральной демагогии, в направлении этих финансовых монстров. Конечно, на свой бал жизни, я пригласил политиков: депутатов, мэров и подковерных сэров. Другим словом, все эти люди в совокупности олицетворяли собой деньги, успех и власть, а может быть, и что-нибудь еще, я в такие тонкие премудрости не лез. И правильно делал. К презентации все было готово. Она была назначена на семь вечера. Неожиданно вспомнился сюжет из старого советского фильма «Москва слезам не верит», как киношный герой Гоша устраивает имитацию своего дня рождения: приглашает очаровательную героиню фильма на пикничок. Для чего он это делает? Не для того ли чтобы его знакомые и друзья рассказали про него, какой он славный.

Замечательно, – подумал я, – это же идея! Пригласить Диану на реальную презентацию, где мне изначально отведена не последняя роль, во всех смыслах, куда ни взгляни. Так хотелось выглядеть перед Дианой в лучшем свете. И, зная нравы современных женщин, которые любят мужчин больше за их состоятельность в жизни, чем за что-нибудь другое, я понял – эту идею надо реализовать. Набрав номер телефона Дианы, начал ждать, когда моя славненькая очаровашка поднимет трубку.

Мои размышления прервало сонное:

– Алло

– Привет, Диана, ты еще наслаждаешься сладким сном, я так понимаю?

– Да, Виталя, я еще греюсь в своей кроватке в одиночестве.

– Ничего, миленькая, если наша жизнь пойдет так славненько, по масельцу, то скоро твое одиночество в кроватке потеряет всякую актуальность. Ведь это вакантное место займу я, – так, невзначай, решил забросить я крючок.

– А я смотрю, наш поэт сегодня очень, очень, озабочен, – засмеялась Диана.

– Нет, не озабочен, я просто сижу за рюмочкой коньячка и мечтаю о нашем прекрасном будущем. Или все мои мечты напрасны?

– Я думаю, не напрасны. Если ты, действительно, так хорош, то я с большим удовольствием готова стать твоей девушкой. Но это в том случае, если ты пройдешь сеть моих невидимых и таинственных испытаний, чтобы я смогла понять, что ты именно тот единственный и неповторимый мачо, которого я ищу? Ты же мачо, Виталий, или не мачо? – голос девушки был весел.

– Ради тебя, родная, я готов быть и мачо и джентльменом, ковбоем и зверобоем и, если надо то и в техасские рейнджеры запишусь.

– О, как! – отреагировала Диана. – А это действительно классное начало нашей любви и, самое главное, я уже вижу славное общее будущее.

– Диана, я хочу тебя пригласить сегодня на презентацию своего нового сборника стихотворений. Презентация пройдет в ночном клубе «Love», там будет много чего интересного, – попробовал заинтриговать я подругу.

– И я так понимаю, услышу много хороших сказанных слов в твой адрес? – вопросила Диана.

– Другим словом, ты решил мое мнение о тебе подкрепить этим событием, я угадала Виталий?

– Ты знаешь, я всегда хотел встретить не только красивую и обаятельную девушку в своей жизни, но также и практично и зрело думающее, ясное солнышко. Я к тебе заеду после шести вечера, договорились, Диана?

– Договорились, мой ненаглядный мачо, – я буду в этот торжественный вечер твоей миленькой принцессой.

– Тогда до встречи, Диана.

– До встречи, мой гигант поэтической мысли, – в трубке вновь послышались веселые нотки.

На свой очередной бал жизни я надел белый костюм с красным галстуком. Мои крепкое телосложение и полысевшая от продолжительных повседневных дум голова отражали собой деловитость и солидность, искрящиеся голубые глаза и задорная улыбка говорили «ты голливудский мачо и не меньше!»

Взяв заранее подготовленные книги и папку с разными стихотворениями, которые сегодня решил прочитать на презентации, отправился к поджидавшему у подъезда такси.

Вначале – к принцессе.

Подъезжая к ее дому, позвонил ей.

– Диана, а я уже практически у тебя, так что выходи.

– Я уже лечу к тебе на своих белоснежных крыльях, – ответила девчушка-болтушка.

Подъехав к дому, я вышел из такси покурить и спокойно подумать о предстоящей презентации. Спокойствие мое длилось недолго. На улицу вышла мисс моего сердца –Диана. Она была прекрасна! В золотистых кудрях ее, казалось, купалось солнце, голубые глаза светились неподдельным кокетливым озорством, а милая нежная улыбка соблазнительно притягивала к себе.

Мы обнялись и мило поцеловались.

– Диана, ты выглядишь очаровательно! Просто нет слов, – произнес восхищенно я.

– И не надо значит больше и болтать про это. Если я тебе так нравлюсь, то наслаждайся своей половинкой, которую ты сумел найти в этом мире.

– Спасибо за доверие, Диана, я очень тебе признателен за то, что ты поверила в мою искреннюю любовь.

– У меня очень развита интуиция. Я вижу, что ты стоящий молодой человек. Ну, что поехали? – спросила кокетливо Диана.

– Конечно, моя мисс, – ответил я.

Подъехав к ночному клубу «Love», я вышел из такси и как галантный кавалер открыл Диане двери.

– Ну, что пойдем, милая.

– Пойдем, пойдем, мой кавалерчик.

Войдя в клуб и пройдя в зал, я увидел, что уже несколько десятков человек дожидались предстоящего торжества. Часть из них уже сидели за своими столиками, выпивали спиртное и весело о чем-то болтали, а кто-то спорил. По их лицам было видно, как они пытались привести массу неоспоримых аргументов, каждый в свою пользу.

Нас встретил руководитель писательской организации Михаил Антонович Заревич. Ему было пятьдесят девять лет, доктор наук по филологии, писатель, поэт. На его счету было написано множество научных работ, разных книг и сборников стихотворений.

– Здравствуй, Виталий, мы собрались и ждем с нетерпением начала презентации твоего сборника. Познакомишь меня со своей прекрасной спутницей?

– Да, конечно. Это сокровище зовут Диана. Она учится в институте, занимается живописью.

– А я Михаил Антонович. Приятно познакомиться с Вами.

– Взаимно, – ответила Диана.

– Смотрю на вас, молодые люди, и вспоминаю свои юношеские годы, – начал Заревич. –И прежде всего студенческие годы, нищие в материальном плане, но зато такие богатые на духовном поле нашего бытия. Милые встречи в парке с очаровательными барышнями. Рассказы, да и споры, о вечно высшем, манящем и сказочном заоблачном… Плюс ко всему этому несмелые поцелуи в щечки, под лунной лампадой нежной ночью. Какие же светлые воспоминания ко мне приходят, мои милые друзья! Все-таки молодость, как не говори, действительно необычайно светлая пора. И мне кажется, что не было раньше такого грандиозного цинизма, поглощающего и разрушающего человеческую душу до основания… Потребительское отношение к жизни, как бы лучше насытить свой желудок, напиться, да, ну и… сами понимаете, что я хочу сказать.

Михаил Антонович, помолчав несколько секунд, обвел зал блестящими глазами, в которых отражались и протест, и что-то еще такое, чего нельзя было уловить, – Как-то все было по-другому, не было такой серости, грязи, пошлости, да и мерзости, как сейчас. И всем этим пропитано наше общество. Средства массовой информации, телевидение, современные книги, где в образе главных героев примером для подражания рассматривается ничтожество и убогость… Разногласия между поколениями были, есть и будут. Самое главное – не перетягивать свою, кажущуюся, правоту, во что бы то ни стало, на свою сторону. Надо смотреть на происходящее здраво. Не стану я вам, молодые люди, забивать голову своими неудобоносимыми порывами. Сегодня праздник у тебя, Виталий. И давай будем вспоминать и говорить лишь самое лучшее, – подытожил Михаил Антонович.

Я поприветствовал своих братьев и сестер по писательскому делу:

– Здравствуйте, господа… товарищи… коллеги… Это я, а это – мое милое сокровище. Зовут это сияние Дианой.

– А это, Диана,– я показал на своих коллег по перу, – члены Русской писательской организации. Юрий Владимирович Юрин – писатель, поэт, журналист. Вера Ивановна Афанасьева – детская писательница и поэтесса, Юлия Мешкова – поэтесса, поэт-песенник… И тут меня прервал, подошедший с супругой мэр города.

Мы поприветствовались.

Спасибо за приглашение. В поэзии не силен, но сегодня с большим удовольствием послушаю твои стихотворения. Моя супруга Инесса большая любительница поэзии, литературы и сама втихаря иногда что-то пишет, – улыбнулся мне глава города.

– Здравствуй, Виталий. Очень рада с тобой познакомиться, – обратилась ко мне Инесса.

– Взаимно, – улыбнулся я.

Супруга мэра примерно лет сорок, симпатичная, улыбчивая женщина с каштановыми волосами, подчеркивающими ее изящество. Глубокие глаза Инессы выражали серьезность, деловитость, образованность. Невооруженным взглядом было видно, что перед тобой стоит не кукла пустышка, а вполне состоявшаяся женщина. Насколько я знал, она занималась книжным бизнесом. Ее фирма закупала в России разные книги и в своих магазинах реализовывала их. Также у нее была и типография. Кто в этой семье руководил сетью заправок и крупнейшей транзитно-нефтяной компанией в Прибалтике «Латнефть», об этом история умалчивала, хотя и так было видно, что всем этим хозяйством занимается Зариньш, мэр нашего города. Пятидесятилетний юрист по образованию, большой махинатор и аферист по призванию, он по отношению ко мне и Русской писательской организации дядькой был хорошим, всегда помогал, как материальными, так и административными ресурсами.

– Что у нас сегодня в программе? – уточнял для себя Янис Зариньш.

– Сначала ведущий презентации Михаил Антонович ознакомит гостей с моей творческой биографией. Выступят несколько членов нашей организации, флаг выступлений потом перехватят актеры и актрисы нашего театра, потом выступлю я, затем музыкальные группы и исполнители, которым я пишу тексты песен.

– Вот как? Так сегодня у нас будет интеллектуально-развлекательное шоу, – обрадовался мэр.

– Да, сегодня я попытаюсь вас всех удивить, – ответил я.

– Не буду тогда, Виталий, тебе мешать готовиться. Я с супругой пойду присяду за свой столик.

– Да, конечно, – ответил я.

– Пойдем, Диана, я тебя познакомлю с нашими актерами, которые явно уже прилично выпили.

– Здравствуйте, мои милые и дорогие звезды, – начал я. – Спасибо, что не забыли меня. Гарантирую, что время проведем на отлично. Это моя вторая половинка Диана, прошу любить и жаловать ее. А это Марта Аузиньш – самая известная и маститая местная актриса, играет во многих спектаклях и снимается в латвийских и российских сериалах. Мои уважаемые знакомые – Андрис, Юрис, Зита и Маргарита, – продолжал я знакомить свою славненькую девчушку с актерами.

Время подошло к началу презентации и людей вокруг становилось все больше и больше. Возрастало и количество моих кивков и улыбок в разные стороны. Почти все собрались. Депутаты городской думы о чем-то жарко дискутировали с бизнесменами об экономическом развитии города и страны. Даже в стороне были слышны их вопли о кризисной ситуации и о возможных выходах из них.

Нашли время и место для обсуждения. Хамы и циники, одним словом, – с усмешкой подумал я.

– Виталий, ну что, начнем? – спросил подошедший Михаил Антонович.

– Начнем, – согласился я, оглядываясь по сторонам.

В ночном клубе «Love» было уютно. Барабанные установки, синтезатор, две гитары, две колонки по обе стороны сцены. Специально для танцев посередине была танцплощадка, а вокруг нее стояли деревянные столики с кожаными диванчиками. Не знаю, как другим, но мне нравилась такая обстановка в клубе. Можно было спокойно пообщаться, выпить, покурить и потанцевать.

К микрофону на сцене подошел Михаил Антонович Заревич и начал свое выступление:

– Господа, сегодня для нашего города Даугавпилса, как и для нашей страны Латвии, действительно, большое культурное событие. Вы многие знаете лично меня и, значит, понимаете, что я слов на ветер не бросаю. Я хочу вам представить, известного в нашей стране русского поэта Виталия Прибалтийского и его сборник стихотворений «Ты – хозяйка звездопада». Я, как профессиональный литератор, хочу сказать, что, несмотря на свой молодой возраст, Виталий, добился колоссальных успехов в поэзии, особенно в области любовной лирики. Яркие, запоминающиеся образы, выраженный индивидуализм и созвездия поэтических находок, подчеркивают лишь одно, что поэзия жива и в наши смутные времена. Сегодняшняя жизнь окутана всепоглощающей безнравственностью, цинизмом, спекуляцией человеческих высоких ценностей. Чувствительность, сопереживание, сострадание, искренняя любовь к людям рассматривается, как разрушительная слабость человека, как несостоятельность и неконкурентоспособность в нашей современной жизни, которая в большей степени зависит от самых примитивных волчьих инстинктов выживания. Наличие оркестра душевных скрипок для современного человека рассматривается, практически, на уровне катастрофы в его материальном благе, в карьере и в социальном статусе. Такие люди не лезут повсюду вперед грызть глотки без надобности. Для таковых закрыты многие двери в нашем сложном мире, потому что духовное мировоззрение их не в силах идти вразрез с совестью, а играть по законам варварства, наглости, беспринципности и хамства им сердце и разум не велит. Поэтому в наше время быть поэтом – это уже подвиг, а быть хорошим поэтом, это подвиг для всеобщего подражания. Что касается творческого амплуа Виталия, то оно не ограничивается только поэзией. Насколько я знаю, он еще является и поэтом-песенником и я сегодня с большим удовольствием послушаю песни, написанные на его слова. А также, насколько я знаю, он занялся писательской деятельностью и сейчас пишет свой первый роман. Также он является автором статей в разных Латвийских журналах и газетах. Я думаю, для молодого человека это не плохая заявка на успешное будущее. С удовольствием и с уважением предоставляю слово нашему виновнику торжества.

Закончив свою речь, Михаил Антонович пошел за свой столик.

– Еще раз всем здравствуйте, – начал я. – Некоторые стихотворения, которые вошли в новый сборник, я сейчас вам прочитаю.

«Ты – хозяйка звездопада,

Торжество моей любви.

Упади с небес наградой,

Ты в объятия мои.

Вмиг исполнилось желанье,

Воплощение мечты –

В свете звездного мерцанья

Появилась чудом ты.

В легком платье из шифона,

Чуть касаясь тишины,

Провела рукой мадонна,

Заслоняя лик луны.
Сердцем и душой, и телом,
И Богиней светлых лир
В мире стать моем сумела,
Может, ты и есть весь мир?

Я читал с невероятным вдохновением. Попутно, внимательно наблюдал за реакцией и эмоциями пришедших гостей.

У меня с детских лет была какая-то особенная привычка разглядывать людей, их взгляды, улыбки или задумчивые лица, которые отражали собой глубочайшую сосредоточенность. Взгляды людей, их эмоции, ямочки, морщинки, это визуальный код самого человека. Зная логику разгадки шифра человеческих душ, по взгляду можно вычислить их сущность, кто они в этой жизни и чего стоят на самом деле. Все это в совокупности открывает многие таинственные двери в нашем мире. По взглядам сегодняшней разношерстной публики можно было громко, четко и смело самому себе сказать: Виталий Анатольевич, вы со своими новыми стихотворениями попали прямо в яблочко. Это, если осторожно выразиться.

Глубочайшая внимательность, неподдельная удовлетворенность во взглядах людей, все это говорило об реальном успехе нового сборника стихотворений. Закончив читать, я захотел добавить ко всему прочитанному заранее подготовленную речь, но не тут то было. Шквал несмолкаемых аплодисментов под крики «браво»! взорвали царившее спокойствие в зале. Казалось, еще чуть-чуть, и потолки вместе с полом и со стенками начнут ходить ходуном. Захмелевшая публика бушевала от восторга. Очевидно, по душе пришлись всем мои, дышащие любовью и сладострастием, стихотворения.

– Спасибо за признание, понимание и за поддержку, – громко крикнул я в микрофон. Теперь прошу всех успокоиться и поприветствовать группу «Нежность», которая исполняет песни, написанные на мои слова. Приглашающие группу аплодисменты усилились, и на сцене, сменив меня, зазвучала обворожительная музыка.

В это время я присел за столик к Михаилу Антоновичу и уже со стороны наблюдал за всем происходящим. Когда группа «Нежность» закончила исполнять песню, то разогревшаяся публика зааплодировала моим коллегам по шоу-бизнесу. Исполнив еще несколько песен, ребята поблагодарили публику и под выкрики «браво» покинули сцену. Михаил Антонович вышел на сцену и продолжил вести презентацию по ранее заготовленному сценарию. Конечно, не обошлось и без экспромта с его стороны.

А я как-то неожиданно ушел в себя, в свои воспоминания и размышления, детство, юность… и, конечно, в первое мое стихотворение «Светик-семицветик», которое я написал в десять лет.

«Светик-семицветик расцветай,

К нам летит прекрасный май.

Подарю тебя я ей,

Светлой девушке моей»

Наивно, просто и задушевно. Но это стихотворение послужило прекрасным началом или, может быть, прекрасной взлетной полосой для моего дальнейшего творчества.

Легкий толчок Дианы прервал мои размышления.

– Молодой человек, а ты случайно не забыл о моем существовании? Вижу, наш великий пиит где-то на другой планете обитает, а то, что девушка скучает, так ему, смотрю, и дела нет до этого, – закончила иронизировать Диана.

– Слушай, родная, извини меня, просто события этой презентации меня так закружили, что я и сам с трудом понимаю, где я и кто я? Но ты должна знать, – когда закончится это мероприятие, то я наверстаю упущенное на все сто… и даже больше! Ты веришь мне, девчушка?

– Верю, верю, мой ненаглядный, – повеселела Диана.

Когда закончил очередную речь Михаил Антонович, в клубе включили тихую медленную музыку. Вот и настало время для личного общения гостей друг с другом. За недолгие сорок минут я получил множество поздравлений и столько же прекрасных пожеланий.

Презентация шла к своему завершению и, честно говоря, я уже и сам устал от нее, хотелось побыстрей сказать всем «ата» и провести время наедине с Дианой.

Подошедший мэр выразил мне большую благодарность за интересный познавательный творческий вечер. Умело распинаясь наигранными стандартными фразами и пожеланиями о моем будущем, уловив момент, представил мне своего двадцатипятилетнего сына. Арманд был худощавым, высокого роста белобрысым юношей. Его взгляд выражал какое-то превосходство над окружающими, а презрительная улыбка и высокомерные нотки в голосе, не давали сомнения, что передо мною человек со сложным характером. И чего можно было ожидать от него? Скорее всего, он не подозревал о собственной неудобоносимости. Иными словами, мне так хотелось быстрее закончить этот разговор с мэром, что я начал немного нервничать и, самое главное, я обратил внимание, как Арманд не переставал изучать стоявшую рядом со мною Диану.

Но неожиданно я поймал себя на мысли, что это мужская ревность, забурлившая в моей крови, мне до сих пор неведомая? Но то было терзающее негодование, о котором пришло понятие, спустя несколько лет. А сейчас оно било во все колокола, отталкиваясь от моей еще не окрепшей интуиции.

Меня звала взрослая, расчетливая жизнь со своими тупиковыми и неведомыми дорогами, которые мне еще предстояло пройти, глотая их седую пыль, попутно попадая в капканы людских интриг, подлости и предательства. Когда, стиснув зубы, приходилось терпеть, прессинги ненасытных и разношерстных обстоятельств жизни, которые словно проверяя на прочность крепость моей души, давили со всех сторон. При этом прессинги попеременно то удваивали, то ослабляли свой разрушающий натиск. Но все это было еще впереди, как и путь к далекому счастью.

Презентация подходила к концу.

– Ну что, Диана? А поехали ко мне домой. Я кроме тебя, никого не хочу сегодня видеть. Давай этот не законченный вечер и спешащую на смену темнокрылую ночь проведем наедине, – недвусмысленно заявил я.

– О, как! Все так сразу и внезапно… Как говорил один бонапартик, – пришел… увидел… победил! – засмеялась Диана.

– Все именно так, милая! Хочу все сразу и без промедления. Конечно, для азарта, ты можешь сопротивляться, меня это взбудоражит и раззадорит. И даже даст таинственный заряд к нашей будущей ночи. Ну что, поехали, звездочка моя алая, упавшая с небес?

– Ну, поехали, мой ненаглядный мачо. Отказать твоим наполеоновским планам я уже не в силах, – игриво, но с сарказмом ответила Диана.

Выйдя из ночного клуба «Love» и поймав такси, мы помчались ко мне домой.

Вечерние фонари освещали осенние улицы и их золотое полотно на деревьях.

Моросящий, назойливый дождик каплями бился в окна машины, напоминая таксисту и нам, чья власть сегодня на улице. Подъехав к пятиэтажному дому литовского проекта, я попросил остановиться.

– Ну что, очаровашка моя? Вот мы и приехали. Сейчас я открою тебе двери, –заискивающе сказал я, выйдя из такси. – Прошу, родная. Вот и мой шалашик на втором этаже. Видишь мой застекленный балкончик, – показал я Диане. – А рядом окна нашей будущей спальни…

Обняв друг друга, мы вошли в подъезд, я достал ключи и открыл двери квартиры.

– Прошу в мои скромные хоромы, – торжественно воскликнул я.

Предчувствие сладострастной ночи сияло необыкновенным созвездием не столько из меня, сколько из возбужденного личика Дианы.

Пройдя в квартиру, я предложил девушке ознакомиться с обстановкой.

– Ты присмотрись здесь, а я накрою столик в комнате. Чувствуй себя, как дома, а я, милая, сегодня с превеликим удовольствием и любезностью поухаживаю за тобой, – и сам, улыбнувшись Диане, пошел на кухню.

Из холодильника взял пару гроздей винограда, немного персиков, апельсинов и груш. Разложив их по тарелочкам, поставил на маленький столик с колесиками.

Бутылочка шампанского и два бокала дополнили набор. Выезжая в комнату, я с торжеством закричал:

– Диана, посмотри, что нам сегодня скатерть-самобранка подарила.

– О, как все экзотично, – отреагировала моя болтушка-хохотушка.

– Между прочим, у меня есть красная икорка. Может, сделать бутерброды и взять водочки, да и выпить нам по несколько рюмочек? Как на это смотришь, милая?

– Ты говоришь, водочки, а потом еще и шампанского, – начала Диана. – А на утро, что?

Голова то бо-бо будет.

– А мы возьмем ее и вылечим, сделав из водочки себе несколько коктейльчиков, –засмеялся я.

– Ну, раз у тебя все в боевой готовности, Виталя, то тогда, как говорится, гулять, так гулять, – подтвердила свою солидарность Диана, осматривая комнату.

– Ты посмотри мои диски в шкафчике. Для начала выбери быстрые композиции, а потом мы с тобой под медляк какой-нибудь станцуем. Как ты на это смотришь?

– Полностью положительно, да притом на все сто! – поддержала мою идею Диана.

Я зашел на кухню и достал из холодильника баночку икры и масло, принялся готовить бутерброды. Закончив свои кулинарные приготовления и прихватив бутылку водки, вошел в комнату.

– Диана, как тебе мои бутербродики и, смотри, какая водочка. Доставай две рюмочки из шкафчика и продолжим наш банкет.

Выпив по паре рюмочек, я предложил выпить по бокалу шампанского, под медленную музыкальную композицию.

– Ну что, моя славненькая девчушка, станцуем, – предложил я.

– Станцуем, мой сладенький мачо, – поднявшись с кресла, ответила Диана, подойдя ко мне. Мгновенно два взгляда слились, и мы в сладострастном поцелуе закружились по оси земного счастья. Мои руки нежно ласкали золотистые кудряшки моей необыкновенно ласковой возлюбленной, которая так нечаянно сошла из ниоткуда и разбудила мою жизнь от долгой мучительной спячки.

Полумрак и сама обстановка заставляли мои шаловливые руки ласкать изумительное тело Дианы. Они уже изучали большие упругие груди, скользили по бедрам, сжимая их с неистовой страстью, все смелее поднимая платье девушки, снимая его.

Прошло несколько секунд и передо мной стояла полуобнаженная Диана.

– Снимай, миленькая, мою рубашку и люби своего Виталика, как можно слаще, губами, руками, душой и сердцем! Люби большой зажигающей любовью, вдохновляющей взять всевозможные и невозможные высоты в нашей будущей прекрасной долгой жизни! Люби меня так, чтоб я каждое мгновение мечтал о тебе, чтоб миллионы землян нашу пару считали примером для подражания.

Взяв Диану на руки, я отнес ее в спальню, где еще горячее слились наши две судьбы в одно неделимое чувство.

Утро разбудило нас своими светлыми лучами. Рядом со мною лежала обнаженная красавица и сладко досматривала свои сны. Я тихонько встал с кровати и пошел на кухню, где ждала незаменимая для похмелья минералка, которую я заглотнул в себя залпом.

Утолив жажду, приготовил две чашечки кофе с бальзамом. Для бодрости будет неплохо, – подумал я.

Из комнаты донеся игривый голос Дианы:

– Мой миленький мачо, ты где?

– Я здесь, родная, на кухне, готовлю кофе.

– О, Виталя, ты истинный кавалер. Твоя голова не раскалывается?

– Раскалывается… раскалывается… Еще немного – и разорвется. Так что я сразу готовлю два коктейльчика впридачу нам, он будет у нас из водочки и тонизирующего напитка. Ты согласна, милая, с таким утренним меню?

– Я думаю, согласие мое здесь уже не в счет, сама головушка требует полакомиться коктейльчиком, – как по нотам пропела Диана эти нужнейшие и верные слова в наше первое утро.

Принеся в комнату на подносе два кофе, разбавленных бальзамом и два коктейля, улыбнувшись и поцеловав Диану, я втихомолку принялся поглощать незаменимое лекарство.

– Диан… тебе полегчало?

– Да, дорогой. Полежим еще немного в постели, – заискивающе попросила Диана.

– Я думаю, мое солнышко, не полежим, а сладенько сладенько поласкаемся, а затем спокойненько отдохнем.

Любовь наша с необычайной, шумахерской, скоростью неслась вперед и развивала свои немыслимые обороты, в отношении сладострастия.

Тогда мы не знали, что у нас имеются завистники. Схватка с ними была неизбежна. Не дает людям покоя чужое счастье. Но мы тогда не знали о готовящихся нам интригах.

 

.