Glaza vselennoj vidjat vsjojpg5-ая глава.

Сегодня на десять утра у меня была назначена встреча. Принимать его должен был не кто-нибудь, а сам руководитель фракции «Порядок в Латвии» Станислав Сергеевич Ковальчук. Без десяти десять я уже был в его офисе и ждал, когда он меня к себе вызовет.

Длинноногая сексопильная секретарша Ковальчука сидела в приемной за столом и разбирала какие-то бумаги.

Раздался телефонный звонок. Со вниманием выслушав звонящего, она сказала:

– Господин Ковальчук вас ждет. Проходите.

Станислав Сергеевич протянул руку. – Ну, здравствуй, молодой человек, – начал он, изучающе вглядываясь мне в глаза. – Ты знаешь, Виталий, я был очень удивлен, когда мне сказали, что ты добиваешься со мной встречи. Я тебя помню как серьезного и делового парня и поэтому понимаю, что ты не просто так пришел, так что обойдемся без лишних церемоний. Прошу, излагай. Присаживайся и, главное, не стесняйся, мы же свои люди, – по-дружески произнес многозначительно Ковальчук.

– Станислав Сергеевич, я стал продюсером музыкальной группы «Нежность», это довольно известный коллектив. Жизнь так сложилась, что я сейчас живу в Риге. И поэтому я вспомнил ваши слова обо мне, высказанные после выборов. Вот и решил осмелеть до невозможности и сделать вам взаимовыгодное предложение. Оно и коммерческое и политическое, – я сделал паузу, чтобы посмотреть на реакцию Ковальчука.

– Ну, ну, продолжай сынок, ты уже меня заинтриговал, – не выдержав паузы, произнес Ковальчук.

– Понимаете, Станислав Сергеевич, я не буду вилять, скажу прямо, нам нужен спонсор и влиятельный человек. А что взамен, – спросите вы? То я заранее перехватываю ваш вопрос. Могу обрисовать, что к чему. Вот смотрите: мы с группой выступаем по разным клубам, участвуем в массовых мероприятиях, в сборных концертах. Кроме себя, мы никого не рекламируем. А почему? – спросите вы. А потому, что некого? Вот появился бы добрый и понимающий дяденька, – перешел на игривый тон я.

– И что тогда? – вставил, улыбаясь, свое слово Ковальчук.

– Ну, как, что тогда? – продолжил я. – Вот приглашают нас на телевидение в прямой эфир, в молодежную программу «Музыка Латвии». Вы представляете, сколько людей ее смотрят? Она рассчитана на очень большую аудиторию. А это, как вы понимаете, могут быть ваши потенциальные избиратели или покупатели в ваших супермаркетах. Мы в передаче выступаем, даем интервью и, естественно, не забываем о вас. Или взять радио и газеты, не говоря уже о прочих возможностях разной рекламы. Может, объединим наши усилия? Тем более я – журналист и, вы сами знаете, в любой момент могу и добрым словцом вас одарить, – закончил я и вопросительно взглянул на Ковальчука, нетерпеливо дожидаясь ответа.

– Хитрец… хитрец… – засмеялся тот.

– Виталий, а ты неплохую наживку в мою сторону кинул. Почему бы нам действительно не договориться? Я так понимаю, вы работаете по всей Латвии? – спросил Ковальчук.

– Да, по всей Латвии. С вашей помощью… и по Прибалтике, – вопросительно взглянул я на собеседника.

– Да, интересно… Другим словом, вы можете быть ходячей рекламой? Не в обиду, конечно, будет сказано, – призадумался Ковальчук.

– Все именно так, но нам нужны деньги для раскрутки. А я в свою очередь за каждое мероприятие, съемку на телевидении, и за эфир на радио буду отчитываться.

– Хорошо. Виталий, много не обещаю, но для того, чтобы везде, где возможно, засветиться, хватит. Подумаю – как лучше и эффективнее это сделать. Для начала дай мне свой банковский счет, вечером я тебе переведу кое-что. Основные инструкции и мои пожелания получишь через моего помощника. Ему и будешь предоставлять отчеты. И о деньгах с ним по ходу дела будешь договариваться. Как говорят, аппетит приходит во время еды. Другим словом, начнем с рекламы в супермаркетах, а там и в политику сыграем. Тебя устраивает такой расклад?

– Конечно! Станислав Сергеевич, поверьте, я оправдаю, вложенные в нас деньги, – ответил воодушевленно я и искренне улыбнулся.

– Знаю, оправдаешь! Голова у тебя есть, вернее – в голове. И наглости у тебя в достатке, а не было бы всего этого, то ты не пришел бы сюда, – засмеялся Ковальчук. – Ладно, Виталий. Извини, времени для тебя больше нет. Так что держи мою руку и в добрый путь, а вот это мой личный мобильный номер. Звони только по крайней необходимости. И постоянно, один раз в месяц, для контроля… договорились? – закончил рандеву политический вождь.

– Договорились, Станислав Сергеевич.

– Тогда до скорой встречи, Виталий.

– Всего вам доброго.

Выйдя из офиса, я направился к кафе – выпить кофе и спокойно обо всем подумать. Что ж, посмотрим какую сумму он пришлет на мой счет. Исходя из этого и стану действовать. В любом случае возможности группы «Нежность» увеличиваются. Праздновать еще рано, сначала нужно расставить все акценты. Но самое главное, – нужно с максимальной отдачей вложить деньги для раскрутки группы. Тем более Ковальчук не лох, и в отчете ему нужно указывать конкретно за что, где и когда, потрачены его средства. И, естественно, из этой реальной ситуации он и будет выплачивать нам гонорар за открытую или скрытую рекламу.

Ладно, хватит думку думать. Дождемся перевода, тогда и конкретизируем, с чего начать. Выпив кофе и поймав такси, я поехал по другим продюсерским делам. Нужно было договориться с разными владельцами ночных клубов о предстоящих выступлениях.

По дороге заехал на студию, где группа готовила для записи новую песню. Сказав, что нас вскоре ждут большие перемены, заинтриговал всех. Детали пообещал рассказать уже завтра.

– Так что работайте хорошо, перспектива у нас уже нарисовалась – и довольно хорошая, – обнадежил я коллег.

– Только завтра, Андрей, я тебе позвоню и договоримся, где мы все сможем встретиться. Тогда все конкретно и обсудим. Уже в четыре дня я получил смс о банковском перечислении, которые сделал Ковальчук. Сумма действительно была для начала приличная. Зная расценки теле- и радиоэфира, а также на рекламные газетные статьи, я быстро и четко все подсчитал и с большой радостью понял, что раскрутку группы можно включать, причем на полную катушку. Расписывая план, что куда потратить в первую очередь и с кем нужно выходить на взаимовыгодное сотрудничество, я и провел тихий осенний вечер.

Проснувшись поутру, позавтракав, заказал такси. Вскоре оно мчало меня по ранее разработанному маршруту – прежде всего радиостанция, где проплатил раскрутку нескольких песен. Конечно, ставку сделал на одну, исходя из хитовости и зажигательности. Посетил и другую радиостанцию, договорившись о программе в прямом эфире с группой «Нежность».

Теперь пора на телевидение. У меня там работал один старый знакомый и вел свою собственную программу. Он приглашал к себе в студию разную публику, пытаясь ни в чем ее не ограничивать. Темы своих передач он постоянно расширял. Только бы согласился, ведь у него явно все наперед и конкретно расписано. Авось прорвемся?

– Привет, Александр, как дела? – начал я, зайдя в кабинет ведущего телепрограммы «Добрый вечер», Александра Кадышева.

– О, Виталий, рад тебя видеть, – из-за стола привстал ведущий, протянул свою широкую руку. Сорокалетний, высокий, среднего телосложения, с карими глазами, постоянно выражавшими глубокую задумчивость. Казалось, он находится в своем, никому не понятном пространстве, а все происходящее вокруг него, лишь воспринимает как что-то мимолетное и ненужное.

Александр Кадышев в свое время закончил факультет журналистики, работал

корреспондентом, позже дорос и до телеведущего.

– Александр, у меня к тебе деловое предложение. Я практически постоянно смотрю твою программу и очень заинтересован в ней. Совсем недавно я стал продюсером группы «Нежность» и хочу по старой дружбе попросить тебя, чтобы ты пригласил ребят вместе со мной на программу. Что ты думаешь по этому поводу?

– Не знаю даже, с чего начать? – помедлил Александр, кивая мне, мол, давай присядем. – Понимаешь, Виталий, не все так просто. Желающих поучаствовать в программе у меня, хоть отбавляй. И не все от меня зависит. Даже не знаю, как сказать.

– Александр, обойдемся без объяснений, – прервал ведущего я и добавил:

– Давай начнем с того, что вы работаете не за просто так. Материальная составляющая, конечно, влияет на принятие решения. Скажу прямо, эфир будет проплачен. Ты маститый телеведущий и для меня, и для моей группы будет большая честь побывать на твоей программе, – решил я сыграть на тщеславии Александра.

– А для вас эта сумма не велика ли будет? – Он протянул бумажку с написанной суммой.

– По нашей шапке… – отпарировал я.

– Слушай, Виталий, а я не понял: вы что – так прилично зарабатываете? – удивился ведущий и продолжил.

– Не думай, что я свой нос сую, куда не следует. Я просто знаю состояние латвийского шоу-бизнеса в эпоху мирового кризиса. И поэтому, как-то…

– Александр, – перебил ведущего я, – мой ответ будет кратким, но достаточно понятным. У нас просто появился спонсор, а величать его Ковальчук Станислав Сергеевич.

– Да ты что, Виталий! Это ты прикалываешься? – привстал из-за стола удивленный Александр.

– Нет, я говорю вполне серьезно. В детали посвящать тебя не буду, но дела мои обстоят именно так. Ну, что – сделаешь эфир, Александр?

– Да, сделаю, Виталий, сделаю, – засмеялся Кадышев. – Понимаешь, я думал, что ты пришел ко мне, сам не понимая, что почем. И поэтому я не хотел тебя ставить в неудобное положение. Известных и именитых людей мы бесплатно приглашаем. Пойми правильно, ты со своей группой пока не дорос до этого уровня.

– Ничего, Александр, скоро дорасту. И это не пустые слова. Значит, договорились? – переспросил я ведущего.

– Договорились, – ответил он, провожая меня из своего кабинета.

Вечером на своей съемной квартире я собрал ребят из группы «Нежность» и рассказал о дальнейших перспективах.

Все были необычайно удивленны:

– Да, Виталя, ну ты и дал жару! – воскликнул обрадованный Андрей. – Значит, наши песни будут крутить по радио с утра до вечера.

– Да, Андрей, все именно так, к тому же готовьтесь к телеэфиру. Вопросы мне заранее представит Кадышев. Мы с вами тогда обсудим тактику нашего поведения и я разработаю специально какую-нибудь легенду о нашей группе. Другим словом, больше ажиотажной пыли, и люди к нам потянутся! – засмеялся я. – Тут же сделал ставку на песню «Нежная память» в радиоэфире. И я думаю, мы снимем на эту песню видеоклип. Об оплате его на музыкальном канале я договорюсь. Готовьтесь к серьезной работе. Впереди нас ожидает сборный концерт, где примут участие звезды из Прибалтики, Белоруссии, Украины и России.

– Я через Ковальчука попробую забронировать нам место на сцене. Как понимаете, туда просто так не берут. Этот концерт будут показывать в прямом эфире на первом канале латвийского телевидения и также в других странах. Так что к этому концерту нужно подготовиться основательно, на все сто… Сейчас я поездил по ночным клубам и сумел договориться о многих выступлениях. Через время их число вырастет, ну и, конечно, возрастут и наши с вами гонорары. Так что, ребята, не расслабляйтесь. И еще одно – нам нужна подтанцовка, а то ваш вид за барабаном, синтезатором и гитарой не очень впечатляет, поэтому я договорился с руководителем школы танцев, что она нам представит список своих учениц и также опытного учителя по хореографии. Я просмотрю их и выберу несколько девушек. Ну, а после, пусть они разработают танцевальную программу под наши песни. На данный момент вроде все. Некоторые детали я буду уточнять по ходу дела. Ну, что, ребятушки, на это все скажете? – спросил, я, предвкушая будущую победу.

– Виталя, ты молодчина, других слов нет. И пусть сегодняшний день станет нашим вторым днем рождения, – воскликнул кто-то из группы. Подняли бокалы с шампанским.

– В добрый путь! – подытожил все выше сказанное я.

* * *

От плясок в ночном клубе со своей подругой Иреной и с друзьями Арманда у Дианы остался какой-то странный осадок. Проснувшись после полудня, она лежала в своей постели и раздумывала о вчерашнем разговоре с сынком мэра.

Значит, я ему нравлюсь и он решил с этим ко мне подкатить? Интересно, а почему он так быстро отказался от завоевания моего сердца, – с долей сарказма кружились мысли в голове Дианы. – Или решил на вшивость проверить меня, или просто развести пытался? Мужик он видный и богатый, баб у него море и зачем ему тогда эти скромные объяснения со мной? Может быть, действительно, нравлюсь? Вошедшая в комнату мать Дианы перебила ее размышления.

– Ну что, дочурка, проснулась уже? – улыбнулась мать, вопросительно посмотрев на свою девочку.

– Да, мама, я просто лежу, так лень вставать чего-то. – Увидев, что в мамином взгляде что-то не так, немного смущенно спросила: – Мама, а чего ты на меня так изучающее смотришь?

– Да так, ничего. Я просто ночью пошла на кухню попить водички. И случайно увидела, что ты подъехала со своим кавалером. И мне интересно знать, кто он? Случайно, не будущий зять? – опустила ресницы мать, за которыми скрывался интерес.

– Мама, это просто мой знакомый. Ты же знаешь, что у меня есть мужчина – это Виталий, – немного с раздражением ответила Диана.

– А где твой Виталий, интересно знать, и с какой очередной телкой он сейчас кувыркается?

– Мама, ну перестань ты наговаривать. Я же тебе говорила, что случилось у него с работой и почему он уехал, – вставая с кровати, перешла в наступление Диана.

– Дочка, послушай меня. Виталий твой проходимец и не больше. Ты понимаешь, что у этих творческих людей с головой не все в порядке. Для них вся жизнь игра и они реально в ней чувствуют себя актерами. У таких людей нет практичности и понятия о стабильном существовании. Для них существует одно, начиркать какой-нибудь шедеврик регионального уровня или местного пошиба, получить гонорар, пропить и дальше и дальше по кругу. А тебя вчера подвозил Арманд, сын мэра, я узнала его по машине дорогостоящей и единственной в нашем городе. Вот он для тебя достойная кандидатура. Молодой, умный, богатый, перспективный… а с какими связями? И кто он в свои двадцать пять лет? Аж сам вице-президент компании «Латнефть». Да ты с таким мужиком такие высоты возьмешь, что через несколько лет ржать будешь, вспоминая своего оборванца Виталия, какого-то зачуханного продюсера колхозного ансамбля песен и плясок, которого никто не знает и не узнает никогда, потому что такие люди в загуле способны пропить последние свои инструменты. А потом, вдобавок, выйти на сцену с голым задом, со своим очередным бесшабашным хитом, – Ну что, не ждали? Подумай, доченька, подумай, над тем, что я говорю, – закончив назидания, раздраженная мать вышла из комнаты.

– Опять испортила настроение, – подумала Диана, про свою мать. – Ходит… ходит… раздаривает направо и налево свои нравоучения. О себе бы лучше больше думала. И все она знает, и все она видит. Быстрей бы уйти из дома. Только вот куда? До чего же противны бывают родители. Используют обстоятельства, что дети живут у них и находятся на их материальном обеспечении. И начинают пилить, – то это не то, и это не так. А скажешь что поперек, то ответ один, – я тебя старше и больше знаю и понимаю.

А что понимают? Как жизнь без оглядки прожигать? И кто вдолбил нашим родителям, что если они старше нас, то значит правы? Или в стране советской они этой чуши наглотались, что до сих пор икота пройти не может. Как посмотришь эти старые фильмы, так в большинстве случаев герои там один другого тупей да блатней. Разведут демагогию о нравственности, морали, найдут козла отпущения и начинают его растаптывать. А сами-то не лучше, только языком своим паршивым лучше владеют, в этом-то и сила их. Недавно старый фильм латышский пересматривала «Долгая дорога в дюнах».

Это один из любимых моих фильмов, раз десять смотрела, если не больше. Чего только музыка Раймонда Паулса стоит. Самое смешное, я долго понять не могла, ну что же меня в этом фильме смущает? А потом до меня дошло – если разобраться да по-честному признаться, из всех героев-мужчин самый порядочный Рихард. Он не стал Марту ни в чем обвинять, упрекать, как Артур. Он принял чужого ребенка, сделал все для благополучия своей семьи, спас Марту от позора. А в это время Артур ловил свою кильку, да бухал в рыбацких кабаках. А после войны его же друг и выслал Марту в Сибирь, где многих ожидала беспощадная смерть. Даже ради памяти своего друга Артура, который считался погибшим, не простил Марту. Хотя и прощать ее не в чем было. Но он даже не стал разбираться во всем – на лицо гниль и предательство. Вопрос другой, как советская цензура не увидела всего этого? Ай, ладно, хватит себя накручивать, это их жизнь, пусть они в ней и барахтаются, – подумала Диана. – А что касается матери, так она долго еще не отстанет с этим Армандом. Маме Рите было всего сорок один. Диана была внебрачным ребенком. В молодые годы был сладострастный роман с одним парнем, теперешним биологическим отцом Дианы. Потом он со своими родителями уехал в Казахстан и потерялся, так и не узнав о беременности Риты. Для него это был всего лишь мимолетный роман, без всяких взаимных обязательств. А для матери Риты это была первая и единственная любовь, с ее несбыточными мечтами и желаниями. Наблюдая за своей молоденькой дочуркой, она вспоминала себя и, конечно, как и все родители желала только счастья. А счастье Дианы она видела в выгодном замужестве с обеспеченным состоявшимся мужчиной. Не хотела она, чтобы дочка пережила то, что пришлось по стечению обстоятельств испытать ей самой – одиночество, пустоту, насмешки со стороны злорадных подруг, а также невозможность получить высшее образование и найти солидную работу, так как ей пришлось уйти из института, не успев проучиться в нем и года. Надо было искать работу и воспитывать дочь. Что касается второй половинки, мать Риты не могла найти ее долгие годы.

Попадались все не те: то пьянчуги, то гуляки, то просто кобели, ищущие приключений и забавы. Но в тридцать лет немного измотанной и все же симпатичной блондиночке с неплохой фигуркой и женским обаянием улыбнулась счастье. Она встретила сорокалетнего, разведенного, Андриса, который руководил фирмой по продаже новых и подержанных машин. После года встреч и любовных страстей было решено ими, что союзу их быть на земле. Любви большой в их отношениях не было, зато была страсть, сексуальная удовлетворенность, ну и, конечно, определенная симпатия и взаимоуважение. Для современных пар этого вполне достаточно. Но присутствовала, конечно, и боязнь остаться одинокими в этой жизни. Двоим хотелось тихого семейного уюта, хоть чуточку человеческого счастья. И они сумели его разглядеть, объединяясь в семью.

Диана, позавтракав, начала делать уборку в комнате. В ее голове крутились разные мысли, но раздражение еще напоминало о себе.

Зазвонил мобильный телефон, определитель номера высветил «мой сладкий мачо».

Диана с радостью выпалила:

– Привет, Виталя, очень рада тебя слышать. Как твои дела?

– Просто замечательно, моя очаровашка. Значит, слышать меня рада? Я правильно понял?

– Да, Виталя. А почему ты меня с каким-то приколом спрашиваешь об этом?

– А увидеть меня тебе не слабо? Не ломай голову, я сейчас в Даугавпилсе нахожусь. Через сколько времени к тебе подъехать можно будет? – спросил быстро я, не давая Диане опомниться.

– Виталя, я сейчас быстренько-быстренько одеваюсь и выбегаю на улицу, – обрадовано ответила моя принцесса. Подъехав на такси к дому, я увидел выходящую из подъезда Диану. Махнул ей рукой, озорная девчушка с радостью подбежала ко мне и мы крепко обнялись. Молчание прервал извечный вопрос:

– Скучала по мне, и как часто?

– Скучала очень-очень… каждое мгновенье, – радовалась Диана.

– Послушай, милая, я приехал на один день. Поехали сразу ко мне и проведем его наедине.

– Поехали, Виталий, поехали, – тут же согласилась Диана, и мы помчались на такси.

На улице во всем чувствовалось дыхание холодной осени. Краски праздничной ноябрьской акварели, наверно, сменятся вскоре на более холодные тона. Угасающий солнечный свет и хмурое небо, предсказывали приближающую зиму.

Приехав домой, я открыл бутылку шампанского. Мы выпили по бокалу шипящего напитка.

Я рассказал о своих делах в Риге, чем конкретно занимаюсь и какие планы у меня на будущее.

– Жаль, Диана, что у тебя здесь в Даугавпилсе учеба, а так бы взял тебя с собой и зажили бы мы вместе, – с определенной печалью промолвил я, прикоснувшись губами к ее щеке. Мгновенно мы слились в долгожданном сладком поцелуе. После часа бурных ласк и нежных объятий я закурил сигарету и налил еще по бокалу шампанского.

– Виталя, скажи честно, ты спишь с другими женщинами в Риге? – серьезно, невзначай спросила Диана.

– Милая, ну зачем тебе такие вопросы задавать да еще ответы на них знать? Если честно, то на данный момент ни с кем. Что дальше будет, не знаю и не хочу даже думать об этом. Пойми одно, я мужчина и, если даже с кем-то и гульну, то ничего страшного нет в этом. А вот ты женщина, тебе не полагается этим заниматься. Вопросы есть?

– Ты знаешь, Виталя, это даже не смешно. Я тебя буду ждать, а ты там фестивали с шалавами устраивать будешь, мы так не договаривались.

– Ладно, успокойся, милая, – сказал мягко я. Сделав минутную паузу, начал идти на примирение: – Я просто за последние недели слишком измотался и устал, поэтому и несу всякую глупость. Даже не знаю, как правильно сказать. Давай, мы не будем ругаться и выйдем из этой ситуации достойно.

– Давай, Виталий, действительно, не будем язычками друг друга пилить. У нас и так мало времени с тобой. Ты завтра уезжаешь, – опечалилась Диана.

– Да, завтра, милая, – я обнял свою девчушку – мы с ней молча смотрели друг другу в глаза.

– Диана, – прервал я робкое молчание. – Нам надо что-то с тобой придумать, потому что в разлуке жить нам будет очень тяжело. Ты ведь молодая девушка и я понимаю, что тебе нужен рядом мужчина. И я не хочу, чтобы в твоей кудрявенькой головушке начали появляться провокационные мысли. А не сходить ли мне налево? Авось, Виталий, не узнает? Ты как себя чувствуешь, выдержишь эту ситуацию? – спросил я.

– Да выдержу, Виталя, выдержу. Я тебе что? – секс-машина, ищущая приключения? Для меня верность и порядочность по отношению к своему мужчине не пустой звон. Мама правильно воспитала меня в этом плане. И я прекрасно понимаю, что если женщина хочет быть любимой, уважаемой и желанной, ей нужно соблюдать определенный этикет по отношению к другим мужчинам и прежде всего, поставить себя так, чтобы другим было невдомек даже подумать о какой-то забаве с нею. Но ты, будучи мужчиной, в данной ситуации должен приложить все усилия, чтобы мы смогли с тобою чаще встречаться.

– Да, Диана, я обязательно в ближайшее время все точки в нашей туманной теперешней жизни поставлю над «и». Поверь, милая, все будет нормально. Просто сейчас у меня идет первоначальный этап продюсерской деятельности. Мне приходится осваивать множество новшеств. Так же мне пришлось кардинально перестраивать многие моменты в раскрутке и в развитии моей группы «Нежность». Вот поэтому я кручусь с утра до вечера. Но

постоянно все это не будет продолжаться. Через время я поставлю дело на рельсы и буду регулировать намеченные маршруты. Когда есть расписание и конкретные остановки, то многие технические вопросы я смогу решать через своего помощника, который вскоре у меня появится. А пока, милая, дел невпроворот, поэтому потерпи. Договорились? –

улыбнулся я и потянулся к губам Дианы.

Так и пролетели весь день и ночь. Мы с Дианой не спали, мы говорили с ней серьезно и обо всем оптимистические. Неведомо откуда ежеминутно в наших головах зарождались разные темы. И мы как правильные родители – их вскармливали и выращивали до зрелого состояния. Наши язычки не уставали молоть про это и про то. Они просто мололи и мололи, а наши взгляды не могли оторваться друг от друга. У влюбленных сердец все темы хороши. Для них всегда все в этом мире актуально. Главное, лишь бы быть вместе, а все остальное – дело наживное и временное. Любовь действительно потрясающая сила или энергия, имеющая власть повсюду и во все времена, и законы ее необъяснимы, их нельзя вычислить ни какими мудреными формулами. Она просто есть и никто этому не противостанет. Можно сопротивляться этому, рассказывая байки, мол, нет любви на свете… Или просто выпендриваться, чтобы не впасть в эту прекрасную зависимость, а на деле это всего лишь замки из песка, которые рассыпаются, оставляя за собой разрушающую пустоту, ведущую к деградации человеческой личности, которую со временем настигнет незыблемая пропасть бытия в виде исчерпанности его заблудшей души, которая не желает ни любить, ни творить, ни действовать согласно велению души. Плоть лишь готова существовать, ведя потребительский образ жизни, постоянно насыщая себя всевозможными лакомствами, которые в разгульном мятеже пытаются затмить суть жизни.

Но жизнь не обмануть, как не обмануть Бога и заложенную им свыше функцию и миссию для каждого человека в мире земном, вечно неразгаданном. И хочешь-не хочешь, а путь свой, спроектированный на небесах, надо пройти, – на то ты и раб божий, – такова твоя роль в бесконечной Великой Вселенной. И пока эту роль не отыграешь от начала до конца, лучшего сценария для тебя в небесной канцелярии не предоставят. Так что – живи и не скули, а лучше научись всепоглощающей любовью, приобретаемой с годами посредством мудрости, зреть и воспринимать этот мир с его неотразимым калейдоскопом, учась многократно приумножать энергию любви. Ведь она в нашем сложном и противоречивом веке стала неумолимо мелеть, оставляя за собой место для восхождения насилия, разврата и всеобщей духовной деградации, отождествляющей совокупную энергию зла, несущей суицид современной цивилизации.

.